Будь - яке мистецтво є наслідуванням природи
Надежда есть у всех

Надежда есть у всех

25 Січня 2016

Надежда есть у всех

В холле маленькой частной клиники в Броварах под Киевом - тихо, никакой суеты. Ни за что не догадаться, что сейчас в ее истории самый “жаркий” период, когда врачи и медперсонал едва справляются с числом пациентов. Причиной перегрузки стала война - уже больше года научно-практический центр нейрореабилитации “Нодус” принимает военных с такими патологиями, с которыми государственные учреждения справиться не способны. Здесь возвращают к нормальной жизни самых тяжелых раненых - тех, у кого из-за серьезных повреждений спинного или головного мозга отказали конечности или нарушены их функции. Тех, кому необходима долгая и профессиональная реабилитация.



Фото: Макс Требухов

Клиника уже реабилитировала, а в большинстве случаев, буквально поставила на ноги 63 бойца АТО, из них 53 - совершенно бесплатно. Никакие другие коммерческие медучреждения Украины с профилем нейрохирургии подобных благотворительных программ для бойцов не проводят. В свой проект помощи военным “Нодус” только в 2014 году вложил 2,5 млн грн. Как возникла эта идея и с какими трудностями столкнулись доктора в своем социальном проекте - в репортаже LB.ua.

Когда боевые действия на Донбассе стали главной темой на повестке дня, врачи “Нодуса” начали консультировать обращавшихся за помощью коллег по тяжелым пациентам с нейропатологиями, например, после комы. У здешних докторов - 12-летний практический опыт в нейрохирургии.

Фото: Макс Требухов

В июне я собрал наших учредителей и предложил: "Мы все равно не сможем стоять в стороне от того, что происходит в стране. Давайте проявим гражданский долг и направим наши возможности на ребят”.

- У нас тогда был завал по цивильным пациентам - условно говоря, взвод ребят мы сразу принять не могли. Начали с одного-двух, брали самых тяжелых на свои койкоместа, быстро достигали позитивного результата. Как только наши первые пациенты пошли на поправку, и люди это увидели - резко возрос спрос на наши услуги, - вспоминает Александр Кулик, директор центра, нейрохирург и кандидат медицинских наук.




Фото: Макс Требухов

Основанием для приема на лечение является выписной эпикриз из госпиталя - если свою часть работы с пациентом уже закончили ортопед, травматолог и другие специалисты, которых в центре нейрореабилитации нет. К документам об участии в АТО в “Нодусе” не придираются и расследований не проводят: здесь принимают не только штатных военнослужащих ВСУ, но и добровольцев из “Правого сектора”, “Азова”, других подразделений.

Интересно, что раненые сюда попадают не только при помощи родственников и волонтеров, но и по направлению из медучреждений МОУ и МВД - безо всякого намека на оплату. Так, 23-летний Андрей Спижевой из 25-го батальона «Киевская Русь» перевелся из центрального военного госпиталя с поперечной грыжей в спине, которая, к тому же, зажала нерв. Как объяснили бойцу врачи, его заболевание – последствие прыжков в тяжелой экипировке с высоты.

В госпитале вылечить грыжу не смогли. 2 недели Андрея, по его словам, лишь кололи обезбаливающими: анальгином и димедролом. И в целом, отношение к военным было, как он говорит, «паскудным». Он лично стал свидетелем, как в нейрохирургии доктора обращались к раненому, еще не отошедшему от наркоза: «Слезай с каталки. Если слезешь сам – выживешь. Не слезешь – мы тебя бросим». Андрей попросил о помощи заведующего госпиталем, который направил его в «Нодус» - официальным письмом. Здесь боец увидел совсем другое отношение: ему сразу сделали анализы, подготовили к операции, назначили процедуры. У Андрея впереди долгая реабилитация – служить он не вернется, будет помогать боевым товарищам и растить сына.


Фото: Макс Требухов

Пока мы разговариваем, в коридоре появляется каталка, на ней - высокий молодой мужчина: бритая голова, кисти рук неестественно согнуты, лицо без признаков сознания. Демобилизованный этим летом военнослужащий 95-й бригады Валерий Сергиенко не говорит и не встает с 13 июля, когда ему сделали операцию после ДТП. Он совсем недавно переведен в “Нодус” из Житомирской областной больницы, объясняет Кулик:

- Нет ресурсов у больниц тянуть таких пациентов. У них есть реанимация и интенсивная терапия. И никто его не может взять. Институт нейрохирургии на длительную реабилитацию не берет тоже.

Большинство бойцов получают помощь бесплатно, но некоторых особо тяжелых пациентов клиника принимает с 25%-й скидкой – волонтеры собирают необходимые деньги. Для Валерия стоимость лечения после скидки составит 64 тыс грн. Часть этой суммы, благодаря договоренности с волонтерами, выделит один из международных фондов, остальную сумму соберут “с миру по нитке”.

Сейчас число бойцов в медцентре (9 человек) почти сравнялось с количеством гражданских пациентов, которые полностью оплачивают свое лечение. Эти доходы позволяют клинике заниматься благотворительностью. Еще 68 военных и добровольцев записаны в очередь - вплоть до марта 2016 года в “Нодусе” свободных коек нет, и это не удивительно.


Инициатива наказуема

- Мы думали, что, когда начнем этот проект, нас поддержат, увидев что частный центр за свои деньги ведет реабилитацию тяжелейших больных. Но, в основном, слышим ответ в стиле: вы инициировали - вы и решайте. У государства механизма помощи тоже нет, как говорят чиновники, - сетует доктор Кулик. И тут же добавляет: - Поэтому мы махнули на это все рукой и просто занимались ребятами.

Волонтеры в последнее время помогают с препаратами и перевязочными материалами. 1000 м марли стоит 6900-7200 грн – этого количества здешним льготникам хватает на 3-4 недели. Перевязки происходят каждый день. Инна Данченко из “Волонтерской сотни “Доброволя”” сетует, что спонсоров непросто убедить потратиться на марлю.


Фото: Макс Требухов

В этом году волонтеры помогли с покупкой ультразвукового аппарата Sonoca для лечения сложных ран (трофических язв, гнойно-воспалительных заболеваний) – в случае с военными, он нужен постоянно. Врачам “Нодуса” приходится сталкиваться с осложнениями на ранах, случившимися из-за неправильного ухода в больницах, причем исправлять их в “запущенном” состоянии гораздо сложнее. Нередко из госпиталя пациент прибывает с одним диагнозом, а в броварской клинике выясняется, что у него еще осложнений “вагон и маленькая тележка”.

- Не потому, что госпиталь плохой, или его специалисты негативно к нам относятся. У них тоже ресурсов не хватает, потому они фокусируются на самой важной проблеме, зная что остальные расстройства буду эффективно устранены на следующем уровне помощи, - считает Кулик.

С начала ноября People’s Project Давида Арахамии собирает “Нодусу” деньги на швейцарский комплекс Armeo Spring для восстановления функции рук, кистей у раненых. Многие молодые ребята после войны не могут зарабатывать себе на жизнь из-за того, что не сгибаются рука или пальцы. На днях по просьбе волонтеров продавец техники Armeo в Украине сделал скидку в эквиваленте 10 тыс евро - директор центра надеется, что вскоре соберется нужная сумма. Но, к сожалению, не все движется так быстро, как хотелось бы докторам - за первые 2 недели People’s Project аккумулировал около 107,7 тыс грн из необходимых 1,85 млн.

- Люди думают, что частный медицинский центр - это сплошная коммерция. Нюансы благотворительности никого не интересуют. По сути, помогают нам 10 человек, я могу их по пальцам перечислить, стабильно одни и те же. Это наши гражданские пациенты, которых мы здесь вытянули. Они первыми откликнулись, когда мы только начинали этот проект, помогали и гуманитаркой, и деньгами, когда еще сотрудничество с волонтерами не было так налажено.


Фото: Макс Требухов

Цель - восстановить движения

Заходим в кабинет кинезотерапии - простыми словами, лечебной физкультуры. На тренажере бодро шагает Олег Климишин – председатель села Севка-Калушская Ивано-Франковской области, военнослужащий 28-й ОМБр. Пришел в военкомат добровольцем, и в октябре прошлого года был тяжело ранен под Волновахой (проникающее ранение в голову), правая часть тела была парализована. Климишину сделали несколько операций - в Днепропетровске, потом во Львовском военном госпитале. Но разработкой суставов, восстановлением двигательной функции до “Нодуса” никто не занимался.

- Совершенно случайно мои работники нашли эту клинику и отправили меня сюда. Я был в коляске. За те полгода, которые я здесь, правая нога уже восстановилась процентов на 60. Рука пока не настолько хорошо, но уже двигается, - не прекращая ходьбу, Олег сгибает руку в локте, поднимает за голову, показывает свой прогресс:

Доктор говорит, что будет все работать. Я ему верю. Вот только правительство должно было создавать такие центры. Почему они до сих пор не созданы на государственном уровне - неизвестно.


Фото: Макс Требухов

Рядом с Олегом на велотренажере занимается Борис Прищепа. Он служил в отдельном танковом батальоне 1-й танковой бригады, получил осколочное ранение в ногу 12 января в селе Тоненьком, возле ДАП. Спасали бойца в ближайшей больнице в Селидово, сделали операцию, затем перевели в Днепропетровск, а позже в Одессу - в военный клинический госпиталь, где он провел еще 1,5 месяца.

- Там вставили стержень в ногу, сказали, через год вытянут. В марте приехал в Киев, здесь сказали: разрабатывай ногу сам. Нога начала опухать, я не мог ничего сделать. Жена в интернете наобум нашла телефон этого медцентра. В четверг она позвонила, а в пятницу я был в “Нодусе”.


Фото: Макс Требухов

Каждый день Борис делает упраждения: 10 км ходьбы, еще 10 км - “проехать на велосипеде”. Он прибыл сюда на костылях - а уже хорошо ходит самостоятельно, только немного прихрамывает.

Тут же инструкторы помогают Роману Кубышкину расположиться вертикально на специальном приспособлении. Самостоятельно Роман пока не двигается. Этому герою ДУК снарядом снесло часть черепа в Песках зимой этого года. Пока довезли до больницы - он потерял больше половины мозга, но чудом остался жить. Пациента, которого государственные врачи уже записали в бесперспективные, принял “Нодус”.


- Есть надежда, что Рома начнет ходить сам? - спрашиваю Сергея Кизима, старшего инструктора-методиста по лечебной физкультуре и спорту.

- У всех есть надежда. Но, видите, у него очень тяжелая травма. Нужно проводить вертикализацию. Уже наращиваем ему интенсивность: раньше он стоял по полчаса, теперь по часу. Рома отлично переносит нагрузки: нет рвоты, давление не падает. Также идет разработка суставов, наращивание силы - пока еще пассивное. Но при разработке поступают сигналы в головной мозг, стимулируя его.


Фото: Макс Требухов
Сергей Кизима

Из тяжелых, кроме Романа и Валерия, на лечении также находится еще один известный “правосек” - Артур Гальцов, который выбросился из окна больницы после того, как по просьбе медперсонала помог транспортировать трупы в морг. Психика бойца не выдержала: незадолго до этого он по частям собирал тела своих друзей на войне. Артур имеет все шансы вернуться к нормальной жизни - но на это нужны время и деньги, которые собирают всей страной.




Фото: Макс Требухов
На каталке - Артур

А в мае из “Нодуса” выписался нацгвардеец Илья Карпов - один из оставшихся в живых после страшной аварии, произошедшей в феврале с бойцами батальона им. Кульчицкого. Привезли его на каталке, не говорящим и не способным на движения - а ушел Илья из клиники своими ногами.

К занятиям приступает только что приехавший из больницы боец батальона “Чернигов” Петр. После второго боевого ранения в Станице Луганской у него отказали ноги.


Фото: Макс Требухов

- Первое ранение я получил там же, в Станице, еще до Нового года - черепно-мозговое с осколком. Но подлечился и вернулся. А весной меня очередью прошило между пластинами в бронежилете. Одна из пуль застряла перед сердцем, с левой стороны, сломав два ребра. Вторая сейчас находится во мне, между сердцем и позвоночником - так ее и не вытащили.

Несмотря на серьезную травму позвоночника и первую группу инвалидности, боец уже стоит с помощью “четырехножки”. Как и другие пациенты, он полон оптимизма:

- Думаю, если все будет нормально, к весне я уже буду сам с палочкой ходить.


Фото: Макс Требухов

В свободное время Петр пытается получить жилье по государственной программе улучшения жилищных условий - до сих пор он с женой и двумя детьми снимает квартиру, своей жилплощади нет. Сбор справок затянулся на долгие месяцы, пока бюрократия ведет счет - но боец не сдается, а “Юридическая сотня” помогает с оформлением бумаг.

Кот в мешке

С появлением льготников у “Нодуса” встал вопрос о их размещении: на своей территории клиника располагает только процедурными кабинетами, плюс арендует 3 палаты интенсивной терапии в центральной районной больнице Броваров. В начале проекта Кулик при поддержке активистов обратился в ЦРБ, которая выделила дополнительную палату для АТОшников, ее оборудовали полностью за деньги меценатов и волонтеров. Позднее, с ростом числа пациентов, райбольница предоставила для героев еще одну палату - также на правах аренды. LB.ua смог оценить качественный ремонт, в который государство не вложило ни копейки, новую мебель, отдельный санузел в каждой комнате.


Но когда зашла речь об еще одном помещении, возникли трудности. Понадобилась не очередная палата - она сейчас не очень-то нужна, с учетом ограниченности финансовых ресурсов, техники и докторов - хотя, при наличии поддержки, клиника могла бы со временем масштабироваться, убежден Кулик.

Проблема в том, что процедура вертикализации, когда лежачего пациента постепенно приучают к вертикальному положению тела, проводится, в основном, в коридоре больницы. Ее нужно делать несколько раз в день, с помощью специального поддерживающего приспособления постепенно наращивая время “стояния” человека. Волонтеры уверены: для комфорта военных и сохранения их приватности в больнице необходимо оборудовать отдельную комнату для вертикализации. Но в ответ на все их обращения главврач ЦРБ отвечал отказом - говорил, что больница не приспособлена для реабилитации тяжелых больных, и подходящих помещений просто нет.


Фото: Макс Требухов

После публикации на LB.ua дело сдвинулось с мертвой точки. Уже через несколько часов после выхода заметки о проблеме “Нодуса” из мэрии Броваров звонили волонтерам, а на следующий день вновь переизбранный мэр Игорь Сапожко созвал круглый стол. Заметку, инициатором которой выступила Инна Данченко, разбирали по предложениям в присутствии журналистов и общественных организаций.

- Ее восприняли оскорбительно - так, будто Нодус просит у ЦРБ больше, чем она может дать. Но я считаю, что во время войны все должны оптимизировать свои ресурсы, чтобы помочь тем, кто нас защищает, - объясняет свою позицию волонтер. Доктора, конечно, не в восторге от конфликта, в который вылилась их просьба о помощи. Но чтобы довести дело до конца, заявление клиники о выделении отдельного помещения для реабилитации бойцов должны рассмотреть на сессии городского совета.

Волонтерскую инициативу поддерживают общественные организации: “Юридическая сотня”, “Киевская региональная Ассоциация воинов-миротворцев”, “Автомайдан Киев”, “Патриотическое движение Украины”, Союз участников АТО "Авангард АТО Броварии", а также Госслужба по делам ветеранов и участников АТО. Все они написали официальные обращения к мэру в пользу благотворительного проекта "Нодуса".

К сожалению, последние дебаты окончились тем, что районная больница предложила медцентру “кота в мешке”.

Предложили кабинет ЛФК, но нам его не показали, даже не открыли дверь.

Инна приходила в сопровождении представителей общественных организаций, чтобы взглянуть на кабинет. Но медперсонал отказался открыть его, а когда активисты стали настаивать, им пригрозили вызовом милиции и СБУ.

- Кабинет ЛФК никто не видел. Давайте же мы взглянем на него, и если это помещение непригодно, то “Нодус”, возможно, не примет его. Я знаю, что в официальном письме клиники указано: помещение должно быть отдельным, закрытым, площадью не менее 20 кв м. - там будет использоваться дорогое современное оборудование.


Фото: Макс Требухов

- Давить на главврача тоже неправильно - чтобы он территорию раздавал просто так. Нам надо провести этот вопрос через сессию горсовета, ведь это коммунальная собственность, - признает Кулик.

Дата ближайшей сессии пока неизвестна - Данченко переживает, что депутаты могут по указке сверху рассмотреть и вынести решение о предоставлении клинике в аренду непригодного помещения.

- Активисты могут оказать общественное давление, чтобы вопрос решался не “для галочки”, как это часто бывает, а так, чтоб процесс реабилитации был действительно эффективным. Решение вопроса начинается с того, что предлагаемое помещение должно быть приемлемым. Нужно, чтобы люди осознавали: война касается всех. И ресурсы должны быть использованы оптимально, даже когда их очень мало. Все волонтерство на этом основано: мы можем подтянуть ресурсы из любого, даже самого крохотного предприятия, учреждения, и направить их туда, где они нужны для военных.


Фото: Макс Требухов

А пока чиновники разбираются, Романа Кубышкина, Артура Гальцова и Валерия Сергиенко реабилитируют в коридоре больницы, у всех на виду. Так специалисты “Нодуса” поставили на ноги уже многих бойцов.


Нелли Вернер
корреспондент отдела "Общество"

Донині в Нодусі діє Благодійний проект реабілітаційного лікування поранених в зоні АТО військовослужбовців та добровольців